Колония. Глава 10: Поиски Барни


    – Вот дьявол! – выкрикнул Райтнов, опуская автомат.


    Он осмотрелся вокруг и убедился, что рядом нет другого волка, а затем пнул ботинком бронированную стену ангара и снова крепко выругался. Гордон положил руку ему на плечо и слегка тряхнул.


    – Пойдем, – сказал он и побежал ко входу в ангар, – Алекс, скорее!


    Райтнов еще раз посмотрел в сторону, куда волк утащил Барни, а затем поднял его автомат и направился за Гордоном. Наклоняясь за оружием, он еще раз бросил взгляд на красные пятна на песке, пытаясь оценить характер травмы товарища. Крови было не слишком много, однако она могла быстро впитаться в песок, поэтому сложно было сделать какое-либо предположение. Но, как минимум, Райтнов не заметил красных следов в самой борозде, и это дало ему надежду, что кровотечение не очень сильное.


    Заметив Гордона, который бежал ко входу в ангар и активно махал руками, Айзек быстро подошел к доктору.


    – Ангус, вставайте! – сказал он, – нужно скорее вернуться, тут небезопасно!


    Последнего уговаривать не пришлось – он быстро встал на ноги и, бросая последний взгляд на тушу убитого волка, побежал к ангару. Эмилия двигалась рядом с ним и осматривалась по сторонам, а Айзек прикрывал их сзади.


    Гордон первым подбежал ко входу и, заметив на песке новые волчьи следы, вскинул автомат и начал осматривать ангар изнутри. Подоспевшая Эмилия присоединилась к нему, а Айзек остался прикрывать их в дверях.


    – Чисто, – сказал Гордон, опуская автомат и бегом направляясь к своему роверу.
    – Он мог пройти туда? – спросила Эмилия, стволом указывая на дверь перехода в столовую.
    – Нет, – ответил Ангус, – такие двери реагируют только на людей. Волк не мог проникнуть дальше.


    Гордон завел ровер, включил прожекторы и начал разворачиваться. Райтнов последним забежал в ангар, осмотрелся и сразу же понял план товарища.


    – Закройте за нами дверь! – крикнул он Айзеку, подбегая к столу с инструментами и кладя на него испачканный в крови автомат Барни.


    Гордон уже развернул ровер и направил его к выезду.


    – Что случилось? – с беспокойством в голосе спросила Эмилия, – где Барни?


    Райтнов на ходу запрыгнул в открытый ровер, а затем высунулся из него и повторил:


    – Закройте дверь!


    Айзек бросил взгляд на улицу и еще раз убедился, что в пределах видимости хищников нет. Затем он посмотрел на стол с инструментами – там царил практически идеальный порядок, и каждый инструмент лежал там, где следует. Вот только окровавленному автомату там было не место. Айзек сразу все понял.


    – Эмилия! – крикнул он, срываясь с места, – закрой дверь!


    С этими словами он тоже запрыгнул в ровер, как это только что сделал Райтнов. Как только они выехали наружу, сразу же заработал радар, засекающий всех хищников вокруг – теперь толстый слой брони ангара не мешал ему. Эмилия быстро подбежала к стене и нажала на кнопку закрытия дверей.


    Оказавшись внутри ровера, Айзек сразу перебил уже открывшего рот и собиравшегося что-то сказать Райтнова:


    – Я с вами, и это не обсуждается!


    Последний вопросительно повернулся к Гордону, который сидел на месте пилота и наблюдал то за дорогой, то за радаром.


    – Он медик, Алекс. Так будет…


    Гордон не договорил, потому что в очередной раз бросил взгляд на радар и понял, что один из волков находится прямо у въезда в ангар.


    Эмилия провожала ровер взглядом, стоя возле дверей и ожидая их полного закрытия. Неожиданно она увидела непонятно откуда взявшегося волка всего в нескольких метрах от себя и начала вскидывать автомат, однако прицелиться не успевала. Волк уже был готов к прыжку и оскалил неровные зубы, но внезапно обмяк и захрипел. Эмилия обернулась – доктор стоял рядом со столом с инструментами, а в руках держал автомат Барни. Из ствола еле заметно выходил дымок от нагретой плазмы.


    – Позже объясню, – сказал доктор, не отрывая глаз от прицела и наблюдая за входом.


    Наконец, двери оконцательно закрылись.


    – Обошлось, – сказал Гордон, когда красная точка исчезла с радара, – Эмилия убила его.


    Они двигались вдоль борозды, которую оставил волк, таща Барни за собой. Айзек занял место второго пилота и сразу же проверил, что радар работает не только на обнаружение хищников, но и на прием сигналов с датчиков, расположенных на комбинезонах каждого колониста. Райтнов сел у открытой двери ровера и высматривал хоть какую-то зацепку, которая могла бы помочь найти и спасти товарища. Он по-прежнему не замечал других следов крови, что придавало ему надежд.


    Примерно в ста метрах от ангара ровер начал встречать первые секвойи, и вскоре оказался окружен ими со всех сторон. Песок и пыль сменились густой травой, и борозда исчезла. Трава была слишком жесткой, и с учетом наступающих сумерек было невозможно определить, была ли она хоть где-то примята. Возможно, опытный следопыт и заметил бы что-либо, но в команде не было человека с соответствующими навыками.


    Гордон остановил ровер и посмотрел на Айзека. Радар утих, показывая полное отсутствие крупных хищников поблизости. Сигнала с комбинезона Барни тоже не поступало.


    – Я не знаю, куда ехать, – признался Гордон.
    – Еще немного вперед, – отозвался Райтнов от двери, – мне кажется, я все еще вижу борозду.


    Ровер тронулся. Райтнов обманул себя и товарищей – он не видел борозду и лишь безрезультатно осматривался по сторонам, пытаясь найти на траве хоть какие-то следы. Гордон тоже внимательно смотрел в иллюминаторы и вдруг удивленно охнул, и спустя пару метров снова остановил ровер.


    – Что там было? – спросил Айзек, отрывая взгляд от радара и на всякий случай крепче сжимая в руках автомат.


    Райтнов, не дожидаясь ответа Гордона, осторожно вышел из ровера и увидел причину остановки – неподалеку, под деревом, в лужице крови лежала туша волка. Айзек и Гордон тоже вышли, и, прикрывая друг друга, направились к ней.


    – Это титан его так уработал? – неуверенно спросил Айзек, когда они подошли к туше и смогли рассмотреть то, что осталось от волка.


    Впрочем, увечья касались только головы, но, тем не менее, выглядело это довольно жутко – нижняя челюсть была практически оторвана и держалась на одних только сухожилиях.



    – Мне кажется, титан нанес бы повреждения несколько иного характера, – предположил Гордон.
    – Другой волк? – спросил Айзек.


    Райтнов тем временем нагнулся, чтобы рассмотреть голову тщательнее.


    – Здешние волки – животные коллективные и не убивают друг друга, – ответил Гордон, – с другой стороны, хрен его знает, во что теперь можно верить, а во что – нет.


    Райтнов продолжал осматривать голову хищника и заметил странное кровоточащее отверстие в нёбе верхней челюсти. Он предположил, что отверстие появилось здесь неспроста, и оказался прав – посмотрев на затылок волка, он обнаружил там большую, но аккуратную дыру, которую не было сразу заметно из-за густой шерсти. Вариант подобного исхода событий мог быть лишь один.


    – Это Барни, – сказал Райтнов, вскакивая с места и осматриваясь вокруг, – помните, он носил пистолет в кобуре?


    Гордон тоже начал вертеть головой, но безрезультатно – товарища нигде не было видно.


    – Барни! – крикнул Айзек, но ответа не последовало.


    Радар молчал, давая понять, что в радиусе ста метров по-прежнему нет хищников. Гордон наклонился и посмотрел на отверстие в голове волка.


    – Не знаю, как ему удалось сделать такое с этим монстром, – сказал он, вставая и показывая глазами на оторванную челюсть, – но отверстие действительно имеет характерные для плазменного выстрела отличия. Плоть опалена по краям.


    Некоторое время ребята осматривались по сторонам и выкрикивали имя Барни, каждый раз безответно.


    – Давайте мыслить логически, – сказал Райтнов после небольшой паузы, осматривая траву рядом с тушей, – Волк дотащил его только до этого места. Трава рядом не примята и ветки кустов не сломаны, так что следов других волков я тоже не вижу. Значит, их могло и не быть. Из этого следует, что Барни может быть где-то рядом, и он может быть без сознания.
    – Но на момент убийства волка он был в сознании, – подхватил Айзек, – а значит пошел бы в сторону базы.


    Ребята решили проверить теорию. Для этого они встали в ряд на расстоянии нескольких метров друг от друга и начали медленно двигаться в сторону ангара, не забывая при этом прислушиваться к радару – они бы услышали его громкий и неприятный звук через открытую дверь ровера. Они прошли таким образом около пятнадцати метров, так и не находя никаких зацепок, но вдруг Айзек сорвался с места и побежал вперед, увидев что-то. Остальные рванули за ним.


    – Здесь он упал, – сказал Айзек и показал пальцем себе под ноги.


    В указанном им месте были едва заметны пятна крови, но сама трава не была примята. Райтнов обернулся, чтобы найти свои следы, но их не было – трава быстро вставала, и это усложняло поиски. С другой стороны, теперь у них был хотя бы вектор движения Барни, и они решили продолжить движение тем же строем. Направляясь к ангару, Барни немного сбился с курса и забрал чуть левее – это объясняло тот факт, что их траектории не пересеклись.


    – Я только переставлю ровер, – сказал Гордон, убегая.


    Спустя минуту ровер стоял чуть ближе к базе, чтобы в случае опасности в него можно было бы скорее вернуться. Радар по-прежнему молчал и не принимал сигнал с датчика Барни. Гордон вернулся и занял свое место в строю, и они продолжили движение в скорректированном направлении, постоянно выкрикивая имя Барни – но каждый раз лишь тишина была им ответом.


    Они прошли еще около двадцати метров, так и не находя новых следов. Один раз раздался предупреждающий звук радара, но тут же исчез – вероятно, какой-то хищник на мгновение появился в зоне его действия и сразу вышел из нее. Гордон еще раз переставил ровер поближе к ангару.
    Солнце уже клонилось к горизонту, и спустя пару десятков минут уже должно было исчезнуть за секвойями с противоположной стороны базы. Ребята все ближе подбирались к песчаной платформе, на которой располагалась база, и деревья становились все реже.


    – Скоро наступят сумерки, черт бы их побрал, – выругался Райтнов, – а мы все еще не нашли Барни.


    Он со злостью пнул небольшой камень, который оказался у него под ногой. Камень улетел далеко вперед, и Айзек проводил его взглядом. Однако, взгляд Райтнова остался под ногами – он заметил на траве еще капельку крови, еще совсем свежей, не запекшейся.


    – Барни! – что есть сил крикнул Райтнов.


    Ответа и в этот раз не последовало, лишь радар снова начал испускать предупреждающий звук. Гордон вернулся в ровер, чтобы узнать местонахождение хищника, а заодно передвинул его еще ближе к ангару и остановился рядом с ребятами. Радар показывал, что хищник находится в семидесяти метрах слева, как раз на границе лесной чащи и песчаной платформы, но медленно движется по направлению к ним.


    – Тут хищник рядом, – сказал он Айзеку, который заглянул в ровер, чтобы узнать ситуацию, – немного ближе к ангару, и в шестидесяти пяти метрах левее нас… в шестидесяти.
    – Понял, – ответил тот и выскочил наружу.


    Айзек сообщил эту информацию Райтнову, и они начали всматриваться в указанную Гордоном сторону, держа автоматы наготове. Взгляд Райтнова привлекло какое-то пятно возле кустов.


    – Смотри, вон там, – сказал он, прищуривая глаза, – не могу понять, что это.


    Айзек проследил направление его взгляда и заметил неподвижно лежащую в высокой траве фигуру человека. Навскидку, он был метрах в сорока от ровера, а хищник, судя по показаниям радара, находился уже в пятидесяти. Его все еще не было видно – обзор загораживали густые кусты, однако он отчетливо чувствовал запах крови.


    – Это человек! – крикнул Айзек и бросился к фигуре.


    Райтнов побежал за ним, держа автомат наготове, но волк был быстрее. Когда он наконец показался из-за кустов, раздались два выстрела – и оба не достигли цели, оставив человека на растерзание хищнику. Между выстрелами должно было пройти не менее половины секунды – явно больше, чем нужно было волку, чтобы схватить жертву и впиться в нее зубами.


    Волк уже разинул пасть, когда его сразил третий выстрел – с противоположной стороны. Он рухнул рядом с лежащей фигурой, а Райтнов и Айзек в недоумении переглянулись. Спустя пару секунд из кустов показался… доктор. С автоматом в руках. В его движениях больше не было той неуклюжести, наоборот – он уверенно держал оружие и передвигался довольно быстро. А спустя еще секунду из-за кустов показался второй ровер, которым управляла Эмилия.


    Айзек сорвался с места, и, добежав до лежащего Барни, аккуратно перевернул его на спину и принялся осматривать раны. Затем он с сомнением покачал головой и помахал рукой Гордону, чтобы тот подъехал поближе.


    – Сонная артерия прокушена, но кровь почему-то остановилась, – быстро проговорил он и нырнул внутрь подъехавшего ровера.


    Порывшись в медицинском ящике, Айзек достал синтезированную ткань, предназначенную для закупорки ран – она мгновенно срасталась с кожей и спустя некоторое время отслаивалась. Такие ткани обычно называли заплатками. Айзек выскочил наружу и принялся за обработку ран товарища – сначала он протер места укусов обеззараживающим раствором, и, оттерев слегка запекшуюся кровь, сразу же приложил заплатку.


    – Очень странно, – сказал он остальным членам группы, которые стояли вокруг, – рана глубокая, но кровотечения почти нет. Пульс довольно слабый, но он потерял не слишком много крови.


    Убедившись, что заплатка плотно прилегла и уже схватилась с кожей, Айзек вернулся в ровер и скоро вышел со шприцом-пистолетом в руках.


    – Это обеззараживающая инъекция, – пояснил он, вкалывая три маленьких дозы рядом с укусами.
    – Других ран нет? – спросил Райтнов.
    – Броня защитила, – ответил Айзек, – так что серьезных травм больше нет.


    Гордон присмотрелся к комбинезону Барни и заметил, что маленький датчик, находящийся в районе ключицы, раздроблен зубами волка – это объясняло, почему радар не мог засечь сигнал. Сигнала просто не было.


    Эмилия, в это время обрабатывающая рассеченный лоб Барни, обратила внимание на его руки и попросила Айзека взглянуть. Последний взял левую руку Барни – ладонь была прокушена насквозь. Судя по всему, он схватил челюсть волка и попытался ее оттянуть, но неудачно попал прямо на острый зуб. Айзек принялся обрабатывать рану, но вдруг доктор подал голос:


    – Уже темнеет. Нам необходимо скорее вернуться в ангар.


    Гордон, сидевший рядом с Эмилией и помогавший ей обрабатывать раны и рассечения, резко встал и схватил Ангуса за воротник комбинезона.


    – Какого черта, доктор? Я такой беззащитный, я не умею стрелять? Что тут вообще происходит?
    – Гордон, успокойся, – спокойно ответил тот, – Барни утащил волк, а не я. Сейчас я хочу ему помочь, но у нас мало времени.


    Райтнов подошел и положил руку на плечо Гордона.


    – Спокойно, друг. Мы со всем разберемся на базе. Сейчас главное – доставить Барни в медицинский корпус, где Айзек сможет поставить его на ноги.


    Гордон, не ослабляя хватки, медленно перевел взгляд на Райтнова, а затем вниз, на сидящего рядом с Барни Айзека. Последний положительно кивнул головой и продолжил обрабатывать ладонь товарища. Гордон разжал кулак.


    – Я все вам объясню, как только его жизнь окажется вне опасности, – пообещал Ангус.
    – Да уж, будь добр, – хмуро отозвался Гордон.
    – Сколько у нас еще времени до наступления сумерек? – уточнил Айзек.


    Райтнов посмотрел на красное солнце, которое уже начинало прятаться за верхушками деревьев.


    – Минут десять еще есть, но не более.


    Доктор поправил очки и осмотрелся вокруг.


    – У нас нет десяти минут, – сказал он и показал рукой вглубь леса, – вон там титан. Меньше, чем в километре от нас. Он идет тихо, но уже очень скоро мы начнем слышать треск ломающихся веток.


    Все повернули голову в указанном направлении, не понимая, откуда доктор сделал такой вывод. А он тем временем продолжал, показывая рукой в противоположную сторону – туда, где садилось солнце.


    – А там, с другой стороны базы, еще один титан. Он чуть дальше, но очень скоро может достигнуть ангара, так что нам нужно поторопиться.
    – Откуда такая осведомленность? – спросил Райтнов.


    Ангус показал пальцем себе на висок и слегка дотронулся до дужки.


    – Очки, – коротко ответил он.


    Не задавая лишних вопросов, Райтнов и Гордон подняли Барни и перенесли его в ровер. Айзек и Эмилия остались рядом с ним и продолжили обрабатывать раны, а Райтнов сел на место пилота.


    – Езжайте к медицинскому корпусу, – сказал напоследок доктор, – а мы с Гордоном отгоним второй ровер в ангар.


    Гордон прошел в кабину второй машины и, уступая Ангусу место первого пилота, язвительно спросил:


    – Полагаю, ровером управлять вы тоже умеете?
    – Умею, – сухо отозвался доктор и занял предложенное место.


    Он тронулся с места и поехал следом за первым ровером, которым управлял Райтнов. Солнце окончательно спряталось за верхушками деревьев. Настали сумерки – утро титанов.


    Скоро деревья кончились, и под колесами снова зашуршал песок. Радиус обзора значительно увеличился, но из-за наступивших сумерек и Райтнов, и Ангус были вынуждены включить “ночнушки” своих роверов.


    Неожиданно радар снова начал издавать предупреждающий звук и отобразил в левой нижней части две жирных точки, а спустя мгновение появились еще две. Гордон присмотрелся и заметил странную траекторию их перемещения – первая точка двигалась зигзагами, и остальные три практически повторяли ее траекторию, лишь срезая углы и иногда двигаясь наперерез. Доктор тоже это заметил и перевел взгляд на один из мониторов, ожидая увидеть там дальнейшее развитие событий этой сцены.


    Система ночной навигации отлично справлялась с сумерками и выводила на мониторы четкие и яркие изображения, и на одном из них доктор заметил здорового лося, выбежавшего из леса. Следом за ним показались три волка, которые чуть уступали тому размером, но отнюдь не силой. Тем не менее, лось сдаваться не собирался, и резко ударил массивными рогами ближайшего к себе волка, тем самым сбив его с ног. Однако, бой заведомо был неравный, и, отвлекшись на одного из противников, лось пропустил атаку другого.


    Ангус завороженно наблюдал за этой сценой и уже несколько секунд не смотрел на дорогу.


    – Тормози! – крикнул ему Гордон.


    Доктор наконец посмотрел перед собой и увидел быстро приближающийся зад впереди идущего ровера. Он применил экстренное торможение, но из-за песка под колесами столкновения все равно не удалось избежать.


    – Что у вас там происходит? – тут же раздался нервный голос Райтнова в передатчике.
    – Это моя вина, Алекс, – признался доктор, – надеюсь, никто не пострадал?


    Применив экстренное торможение, Ангус максимально сбросил скорость, так что удар получился несильный и лишь слегка встряхнул находящихся в первом ровере.


    – Никто, – уже более спокойно ответил Райтнов, – волков сегодня в округе особенно много.
    – Алекс, в чем причина остановки? – поинтересовался Гордон, – с Барни все в порядке?
    – Айзек колдует над ним. А остановились мы потому, что впереди, у противоположной кромки леса, стоит титан и озирается по сторонам. Боимся привлечь его внимание.


    Титан все еще находился слишком далеко для того, чтобы радары его засекли. Доктор сдал немного назад, а затем объехал стоящий впереди ровер и остановился рядом с ним, открывая себе обзор.


    – До него метров шестьсот, – прикинул Райтнов.
    – Четыреста восемьдесят – поправил Ангус.


    Поймав вопросительный взгляд Гордона, он добавил:


    – Очки, помните?
    – Ах да, – ответил тот, – никак не могу привыкнуть.


    Воцарилась секундная пауза, которую прервал Райтнов:


    – Будем двигаться вдоль стен корпусов. Стоять нет смысла.


    Роверы вновь выстроились в цепочку и направились к ангару. Титан по-прежнему озирался по сторонам, но потом вдруг начал двигаться вперед, постепенно наращивая скорость. Через несколько секунд это вполне можно было назвать бегом – титан развил приличную скорость. Однако, бежал он не наперерез роверам, а к тому месту, где три волка уже наслаждались своим ужином. Судя по всему, обоняние у титанов было развито действительно хорошо.


    – По касательной приближается к нам, но должен пройти мимо и составить волкам компанию, – проинформировал доктор, – триста пятьдесят метров до нас.


    Доехав до ангара, Ангус остановил свой ровер напротив входа, и они с Гордоном принялись за открытие дверей. Райтнов направился дальше – к медицинскому корпусу, расположенному по соседству с обеденным. Сначала он хотел проехать позади столовой, чтобы скрыться из поля зрения титана, но, заметив неподдельный интерес того к волчьей трапезе, решил сэкономить время и поехать прямо.


    Когда ровер оказался у въезда в медицинский корпус, Райтнов снова бросил взгляд на “ночнушку” – титан по-прежнему двигался по направлению к месту трапезы, но почему-то уже не так быстро. Райтнов открыл дверь ровера, и они с Айзеком вышли наружу. Вместе они подошли к входной двери корпуса с разных сторон и одновременно повернули открывающие рычаги сначала на девяносто градусов вправо, затем на сто восемьдесят градусов влево, а затем вернули их в исходное положение. Конец каждого поворота сопровождал характерный щелчок.


    Массивные двери начали медленно открываться, и, как только образовалась достаточная щелка, Райтнов скользнул внутрь и включил свет. Медицинский корпус имел предбанник – там можно было поставить один ровер, а также там находились каталки. Взяв одну из них, Райтнов покатил ее к роверу.


    Выскочив наружу, он бросил еще один взгляд в сторону титана и застыл на месте. Последний остановился и медленно поворачивал голову в их сторону, слегка ее приподнимая время от времени, как делает это собака, нюхая воздух. А спустя пару секунд титан начал двигаться по направлению к ним, все так же постепенно набирая скорость.


    – Скорее! – закричал Райтнов, – он движется сюда!


    Открытая дверь ровера добавила окружающему воздуху еще один аромат. Аромат крови Барни. Титаны действительно обладали отменным обонянием.


    Райтнов с Айзеком с трудом подняли Барни, вытащили его из ровера и положили на каталку. Алекс с силой оттолкнулся ногой от ровера и придал ей неплохой импульс, а Эмилия и Айзек побежали рядом, придерживая ее за ручки и контролируя движение. Айзек обернулся и увидел, что титан уже совсем близко, но Райтнов, тем не менее, развернулся и встал одной ногой на подножку ровера, собираясь залезть внутрь.


    – Нет, Алекс! Ты не успеешь! – закричал он, но тот уже скрылся из виду.


    Однако, спустя мгновение Райтнов снова появился, уже с автоматом в руках.


    – Закрывай дверь! – крикнул он, спрыгивая на песок.


    Айзек нажал на кнопку, и двери, не открывшиеся еще даже наполовину, начали так же медленно закрываться. Райтнов быстро скользнул внутрь, на бегу переключая автомат в режим разрывного заряда. Автомат начал едва заметно вибрировать, накапливая плазму для мощного выстрела. Титан был все ближе, и Айзеку уже начало казаться, что двери не успеют закрыться до того, как он доберется до корпуса. Райтнов прицелился и спустил курок.



    Титан будто и не заметил этого, лишь немного сбавил скорость. Двери потихоньку закрывались, и последнее, что увидел Райтнов в становящуюся все меньше щелку – это то, как титан мощным ударом лапы переворачивает ровер на бок.




    Буду рад видеть всех в группе вк :)

    Поделиться публикацией
    Никаких подозрительных скриптов, только релевантные баннеры. Не релевантные? Пиши на: adv@tmtm.ru с темой «Полундра»

    Зачем оно вам?
    Реклама
    Комментарии 13
    • 0
      Плазма — это, конечно, хорошо, но и в будущем не помешало бы иметь оружие и на основе обычного, кинетического принципа действия. А станковый пулемет, был бы вообще к месту.
      • 0
        Не, не. Плазма тут идеально подходит, придавая ощущение будущего. С обыкновенной кинетикой будет потеряна значительная часть антуража.
        • 0
          Смотря какая кинетика. Если оружие энергокинетическое (рельсовое или гауссовое оружие), то вполне на уровне. Вообще энергетическое оружие подразумевает наличие очень компактного, но очень мощного источника питания. Плюс ко всему оно чувствительно ко всяким перегревам и встряскам.

          Ну а стандартное кинетическое оружие обычно завязано только на наличие боеприпасов. Оно проще, надёжнее и обладает ещё одним хорошим таким плюсом — «пинок» от крупнокалиберного выстрела (что-то в стиле 600 нитроэкспресс или .50BMG) будет чувствительно даже местному титану. Хотя и смотрится архаичненько.
      • 0
        ЗУ-23-2 — выбор мастеров :)
        • 0
          ЗСУ-23-4 в данной колонии была бы ой как кстати ))))
        • 0
          Вот чем дальше читаю, тем больше не понимаю, почему роверы не имеют вооружения? При том, что как минимум волки-то тут водились с самого начала.

          Что-то меня наводит на мысль, что Барни — не совсем человек (или совсем не человек), а «продукт совмещения плоти и машины». Для остановки кровотечения из сонной артерии её надо или пережимать, или забивать каким-то материалом, или просто не быть человеком.
          • 0
            Есть у меня предположение, что он теперь будет оборотнем.
            А волки — остатки предыдущей экспедиции, которых некая НЁХ обратила
            • 0
              Будет ответ насчет роверов и вооружения :)
              • 0
                Порой мне кажется, что все главные герои кроме, разве что, доктора — не совсем люди или у них чем то подавлено чувство страха. Потому что они очень спокойно реагируют и на титана бродящего в паре метров от здания и на волков бегающих по лесу, в нескольких десятках метрах от них. У меня бы, в подобных обстоятельствах, руки тряслись и ноги подкашивались, а тут такая выдержка, что Штирлиц позавидует)
              • 0
                Может вопрос уже проскальзывал, но где всякие «защитные поля»? Да хоть просто, эл.ток на ограждениях. Этого требует элементарная безопасность на отдаленной слабо изученной планете? А тут еще и волки, о которых было известно заранее.
                • 0
                  Интересно вам было бы читать фантастичесский рассказ, где герои всегда находятся на базах с полным стеком вооружения и защиты, и никогда не ошибаются и не попадают в неприятности? Что-то типа научной публикации «как будут жить колонисты будущего».
                  Про защиту научных баз говорилось в предыдущих главах, как, кстати и про защиту военной базы. А что-то будет оговорено и в следующих главах :)
                  • +1

                    Если бы не все эти ошибки и глупости, совершаемыми членами команды, то это был бы не фантастико-приключенческий роман, а короткий отчёт о проделанной работе (Ц) не помню про что было сказано

                • 0
                  Я бы автора поддержал. В данной части все более-менее логично.Однако, слишком много экшена.
                  Экшен-экшен-экшен-конец. Если бы это был фильм — это было бы нормально. Но это — текст.
                  Поэтому, стоит больше внимания уделять описанию деталей.

                  Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                  Самое читаемое